Воронеж, проспект Революции 29
◉ Телефон: +7 (920) 408 03 87 ◉ Время работы: СР-ВС с 15 до 20 часов

Дальше действовать будем мы!

групповая выставка
vor-568x800

5 июня - 10 июня 2009 года

Место: ТЦ "Петровский пассаж"

Первая ударная выставка ВЦСИ. Молодые художники Воронежа и Москвы ищут свой путь в искусстве.

Первая выставка ВЦСИ “Дальше действовать будем мы” объединит ведущих молодых художников столицы Черноземья, их московских коллег, а также художников регионов. Основная идея выставки показать важнейшие тенденции в изобразительном искусстве России и те изменения в представлениях о художественном жесте. Художников объединяет экспериментальные поиски, смелость и нетривиальность художественных решений. При этом многие из участников уже получили признание у требовательной московской критики, многие являлись участниками важнейших выставок современного искусства, таких как Московская биеннале и Московская биеннале молодого искусства. Некоторые, несмотря на свой юный возраст, уже представляли Россию на международной арт-сцене.

Каждая работа, каждый художник выставки дает свое определение искусству и действиям, которые называются художественными. Если мы посмотрим, то именно в 50-е радикальная редукция живописи действия задала вектор, по которому развился второй авангард вплоть до концептуального искусства.

В чем сегодня состоит художественное действие, на каких уровнях оно совершается? Ответ на эти вопросы может дать творчество художников, открывающих искусство постиндустриальной эры нового века.

Как известно, молодость – это время эксперимента, время рождения нового, время героев. Поэтому неслучайно в название выставки вынесена строчка из песни культовой рок-звезды 80-90х Виктора Цоя. Художники, выросшие в эпоху стремительных исторических изменений, сквозь свои личные истории прочувствовали дух свободы, надежды и разочарования. Сегодня их искусство эхом из прошлого говорит о бури и натиске будущего. Поколение новых героев вновь требует перемен. И, прежде всего, нового художественного языка, подходящего для выражения стремительно изменяющейся постсовременности.

Пути скульптуры

Экспозиция раскрывает несколько потенциально возможных путей существования скульптуры в современном искусстве.
Монументальная фреска Ивана Горшкова задумана как генезис форм и объемов. Здесь обнаруживаются архаическая мифология, баррочные изгибы, а также технологичные напластования синтетических материалов. Художник играет на соотношении между классическим объемом барельефа и глубиной экспрессионистской поверхности холста.
По контрасту с ним минималистичные скульптуры Александра Повзнера обращаются к традиции концептуального искусства. Важной частью этой работы является методика ее производства. Художник погружает резким движением руку в глину, а затем заливает сформировавшееся пространство гипсом. Таким образом, он делает отпечаток негативного пространства.
Таус Махачева работает в технике видео, исследуя границы и динамику пространства. Искусственное растягивание экрана сопоставимо с культурными кодами восприятия горизонта. Природное обретает структурные черты, когда двигающиеся животные редуцированы до движения как такогого. Эти движущиеся скульптуры подчеркивают различия между структурой и натуральной средой обитания.
Александра Сухарева развивает возможности напольной скульптуры. Лаконичность реди мейдов, из которых состоит работа художницы, – полемика с этикой потребительской культуры. Скульптура «Dz-z-z-ing» – уменьшенная копия барной стойки, которая стала стеной. Желание туриста наслаждаться благами потребительского общества блокируется, поскольку через ребро этой стойки не могут встретиться два предмета – элитная вода и зонтик, формирующие идеальный отдых среднестатистического буржуа.

Рассказывая истории

Работы художников объединены общим стремлением рассказать зрителю историю. Выстраивая свои сюжеты вокруг личного и общественного нарративов, произведения погружают нас в локальные контексты и особую культурную ситуацию.
Валентин Ткач в своих работах затрагивает проблемы идентичности современного субъекта. Его автопортреты удваивают эффект фотографического изображения: он мнет готовые фотоснимки и переснимает их заново. В результате его собственный образ фрагментируется, множится и расслаивается на шесть имиджей незнакомцев.
Илья Долгов апроприирует образы массовой культуры, навязывающей эротические переживания. Анна Титова раскрывает в своей работе драматургию личных переживаний, используя холодную эстетику реди мейдов и вторичных объектов.
Евгений Антуфьев производит демаркацию территории при помощи своих «Объектов защиты». В мире, где публичное врывается в частное пространство, а невидимое око камеры слежения постоянный спутник городского жителя, художник очерчивает защитный круг своими культовыми предметами.
Аббревиатура «ACAB» в 1980 годы стала символом оппозиционного сопротивления и политического неподчинения. Грубые материалы найденных реди мейдов Арсения Жиляева, воспроизводят классический вид татуировки «ACAB». Используя символ низовой поэтики анархического сопротивления, художник иронизирует над способностью современного капитализма апроприировать знания, и превращать их в атрибутику массовой культуры. На общем фоне деполитизации общества стопки книг могут служить лишь подпорками для растиражированных поп культурой лозунгов.
Нонспектакулярная серия объектов Николая Алексеева органично вписывается в естественную среду выставочного пространства. Художник отказывается от капиталистической диктатуры «товарного вида» и «глянца» произведений искусства.

Критика капитализма и информационного общества

Произведения молодых авторов собранные в этом зале манифестируют программную для авторов манеру обращения с художественным языком, наследуемым от эстетики раннего авангарда. Социально-критический пафос произведений позволяет искусству размыкаться по отношению к актуальным проблемам современности.
Михаил Лылов расчерчивает в пространстве математически точные показатели экономического роста, используя найденный картон, скотч и клей. Его графики обрастают плотью социальных реалий, когда метафизические индексы национального роста художник сопоставляет с фактической ситуацией регионов, которое фиксируют расклеенные художником фотографии. В рамках рыночной идеологии реальность не имеет значения – важна лишь ситуация с капиталом.
Парадоксы информационного общества стали темой размышлений Игоря Битмана. Его киберскульптура состоит из кубиков, которые становятся метафорой трехмерных пикселей. Потребляя шаблонные тексты новостных сообщений, переваривая ежедневно тысячи мегабайт информации, современный человек теряет чувствительность к внешнему миру, его память и восприятие выносятся за рамки физического тела протезами флеш-накопителей.
Надежда Бушенёва конструирует абстрактный индустриальный пейзаж, играя на оппозиции плоскости и объема, она расширяет свою модель до виртуальной 3d-анимации. Словно вырываясь из рельефа, она зависает в пустом воображаемом пространстве, которое зритель расценивает как чувственно воспринимаемую реальность.

Поделиться: